Человечность

John Kerr It’s Nearly Time to Go
ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ

Любовь — тиха, спокойна,
Без тайн святая тайна,
Известная обоим:

И Ангелу из Рая,
И Господу на казни,
Где кроток Он и ясен.

Но Ангел послан после.
Сначала — зла сверженье
Крестом, обнятым Розой,

Посильным всепрощеньем.
Крест — Божий. Наши — плечи...
Цените Человечность!!

С. Сн.,
ночь на 6 сентября 2022 г.
a-fon.com

О Человечности (Небесные алмазы горней Розы)

Далее — продолжу в прозе. (Пишу этим же утром. Оговорюсь, что снам никогда не доверяю и не руководствуюсь ими. Просто сегодняшний сон, никак не претендующий на подлинную реальность, в том числе духовную, окончился высоким потрясением, так что прямо в том сне я рыдал от этого глубокого потрясения.)

Итак, написав стихотворение выше («Человечность»), кстати, уже с упоминанием Розы, я тихо уснул и был сегодня рано утром где-то в том сне, символично близком, возможно, ко здравому духовному миру (в плане символов и аллегорий). Увидев многое хорошее, вдохновляющее и светлое, о чём промолчу (чтобы сделать больший акцент на первостепенном), в самом конце этого насыщенного, продолжительного доброго сна у Небес дерзновенно попросил я видеть душу святой младеницы, памятную могилку которой в жизни навещал в женском монастыре в Верхне-Чусовских городках 1 июня 2013 г., в День защиты детей девять лет назад.

И в том сне как ориентир было дано мне имя мужчины, (единственного известного небесной канцелярии) её родственника. Однако при нашей встрече он ответил, что не знает эту младеницу, а просто совпало его имя и отчество — такое же, как у её отца. Очевидно было, что нерождённую девочку отвергли родители. (К счастью, только в данном сне, а не в реальности, так как на самом деле настоящая младеница родилась в любящей семье и пожила немного.) В увиденном сновидении она оказалась совсем одна, и уже очень давно одна…

И тогда повели меня в комнату к ней, чтобы, доверяя, открыть важную тайну, хранимую Небом. Это была маленькая больничная ванная комнатка. В центре неё стояла старая ванна, опрятная, слегка ржавая от времени (даже скорее просто изношенная от длительного быта, символизирующего вечность). Свет в комнате также был тусклым и как бы чуть ржавым, но приятным, очень располагающим и мягким, как и вся атмосфера здесь. Несмотря на предельную аскезу интерьера (и общую аскезу духа открываемой картины), комната эта — самая вершина и святая святых всего того символичного мира, показанного мне подробно.

В изголовье ванны (на её ребре) покоился живой благообразный сгусток в форме бутона розы: нерождённая младеница. За ней трепетно ухаживала нянечка. В моём сне нянечка предстала в виде одушевлённой пустой пластиковой бутылки из-под льняного масла, которая собой заботливо защищала и бережно закрывала плод — и это было её великое и важное служение. Отметил, что истраченный, очевидно, ранее на младеницу елей был даже не оливковым, а всего лишь льняным, то есть, намного дешевле, проще и аскетичнее. И здесь сам лён, возможно, что-то символизировал.

Нянечка, её единственная компания и подруга, с чувством и значением повторяла, как манифест, (громко, как будто через незримый громкоговоритель) лишь два слова: «…Роза Фомина, Роза Фомина, Роза Фомина…» (имя не известно мне из жизни, однако Апостол Фома сильно влияет на меня как скептика). Этим простым манифестом нянечка настойчиво убеждает вселенную и каждого, кто внемлет ей сейчас, что её подопечная, Роза — полноценный Человечек, имеющая в вечности красивейшее имя и незыблемые права, а также большое личное значение для вечности

В ванне умеренно текла вода, освежая тихую младеницу, этот уязвимый плотяной бутон багряной розы. Ещё та проточная вода нужна была для сакрального производства, потому что девочка активно, инициативно трудилась, была занята благочестивым небесным рукоделием, единственным, на которое способна в силу своих больших физических ограничений. Рядом с младеницей по имени Роза лежал изящный женский перстень из белого золота с очень крупным гранатом, так напоминающим её саму. И самой Розой же когда-то (ещё в самом начале) с большой Любовью этот гранатовый перстень был сотворён для её Мамы как памятник себе и своей трагедии. Это — самодельный подарок Маме, максимально дорогой, от крови и плоти, который пока невозможно вручить. Но Роза очень надеется, что однажды самая заветная Встреча случится…

А вся эта старая, неприметная больничная ванна была сплошь усыпана бесчисленными, красивейшими, разными по форме, крупными, сияющими неогранёнными алмазами, каждый чище самой воды. Как вместо слёз, как бескорыстный и всё ещё непринятый дар страждущим — от беспомощной, отвергнутой немой затворницы, преисполненной неразделённой Любви к людям. Сотворённые Розой светоносные небесные алмазы произведены были действием великой святости, пронзительным сочетанием незлобивого мирного страдания и Человечности этой (…неродившейся, бесконечно одинокой, но очень сильно любящей весь наш непознанный мир…) горней Девочки…

С. Сн.,
раннее утро 6 сентября 2022 г.
a-fon.com

Серёжа Снежный — Ангелок (2014)

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.